Dmitri (dedushka) wrote,
Dmitri
dedushka

Доминик Веннер (Dominique Venner) in Memoriam

Я собирался написать на смерть Веннера, но опоздал, все сроки прошли. Он покончил с собой в соборе Нотр Дам почти месяц назад, 21-го мая 2013-го года, в конце весны. Под катом его предсмертное обращение, которое с трудом можно найти в поисковиках.

В 90-ые годы в России была эпидемия самоубийств офицеров. Выживание в условиях инородческой оккупации не всем под силу, особенно из тех, кто воевал, командовал и подчинялся. Случай Веннер совсем другой. Я полагаю, что он не совершал самоубийства. Это было человеческое жертвоприношение. Существование подобных людей и подобных поступков в то же самое время, как глобальное этно-криминальное сообщество уничтожает целую расу, не способную не только сопротивляться, но даже не осознающую сам факт войны, поражает сознание. Гомеру, которого Веннер упоминает в записке, Баху, Гоголю, Мусоргскому, Гагарину и другим европейским гениям и героям были доступны средства выражения, которых европейцам более не оставили.

При всем этом, надо понимать, что 80% современников не способны понять такого поступка, и в определенном биологическом смысле они правы. Во всяком случае, поступок Веннера вовсе не модель для подражания. Собственно, героев и гениев никогда не бывает много, генетика и среда делают их штучной работой. Дело всех остальных как можно скорее понять, что очевидно им задолго до того, как рано или поздно станет очевидным всем. Рано или поздно.


Моё тело и ум в полном здравии; я преисполнен любви к жене и детям. Я люблю жизнь и чаю лишь сохранения моей расы и моего духа. И всё же, на закате своих дней, при виде великой опасности, угрожающей моей родине, Франции, и всей Европе, я обязан действовать, пока ещё есть силы. Я считаю, что должен пожертвовать своей собственной жизнью для того, чтобы пробудить соотечественников от летаргического сна. Я приношу в жертву то, что осталось от моей жизни в знак протеста. Я выбираю глубоко символическое место, милый моему сердцу Собор Парижской Богоматери, возведённый гением моих предков на месте ещё более древнего культа, в память о нашем великом происхождении.

В то время как люди сковывают себя цепями собственного телесного существования, мой жест является актом воли. Я принимаю смерть для того, чтобы пробудить оцепеневшие сознания. Я восстаю против рока судьбы. Я восстаю против отравляющих душу ядов, против индивидуалистичных желаний, что разрывают нашу связь с корнями и традиционными формами бытия, в частности с семьёй – фундаментом нашей многотысячелетней цивилизации. Выступая в защиту идентичности каждого из народов у себя дома, я восстаю против преступного замещения нашего народа иными.

Преобладающий на данный момент дискурс по уши погряз в двойных стандартах и Европейцам придётся рано или поздно справляться с последствиями этой двусмысленности. Не имея родовой религиозный системы, являющейся надёжным якорем в пучине непостоянства, со времён Гомера нас всё же объединяет общая родовая память, кладезь вечных ценностей, которые послужат основанием для нашего грядущего возрождения, в метафизическом отрыве от царства количества – причине всех бед современного мира.

Я заранее прошу прощения у всех тех, кого моя смерть заставит страдать; прежде всего у моей жены, детей и внуков, а так же друзей и преданных мне соратников. Но я не сомневаюсь, что как только боль утраты утихнет, им откроется истинное значением моих действий и они с гордостью отринут печаль. Я бы хотел, чтобы эти люди навечно сплотились. В моих последних произведениях они найдут сведения, предвосхищающие и объясняющие мои действия.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments