Dmitri (dedushka) wrote,
Dmitri
dedushka

о запрете на самоуважение

В современных обществах происходит стремительное разрушение запретов, которые историческое мгновение назад считались абсолютными. Многие из них определяли пол и семью, другие - народ, страну, третие - культурные нормы. Разрушение не может остаться незаметным для поколения, выросшего с прежней итерацией запретов, а вот создание новых, как правило, остается незамеченным.

Один из прочных, нерушимых запретов современного общества таков. Ни одному мужчине не позволено публично относиться к себе серьезно. Любая попытка разорвать дистанцию и определить иерархию: я - такой-то, вы - такие-то вызывает в муравейнике революцию. С усердием, достойным лучшего применения, на мужчину, посмевшего заявить что-нибудь подобное, направляют все средства поражения от стрелковых насмешек до баллистической логики, указывающей на ошибки, некомпетентность и несоответствие представлений мужчины о себе реальности. Все это может быть полной неправдой, частичной или даже полной правдой, - ведь не всякий человек, заявляющий о себе серьезно, действительно соответствует своим представлениям. Важно другое: никому и никогда не позволено быть выше хотя бы в чем-то самого последнего, пускающего слюни обывателя со "своим мнением". Это "свое мнение" и есть основные вилы, которыми обыватель поддерживает этот запрет и поднимает на них любого нарушающего. Некоторое исключение соствляют люди с официальным статусом в обществе: деньгами и властью, но чем дальше, тем больше и им приходится бить ритуальные поклоны, разыгрывать на публику "детские" ошибки - все, чтобы заверить человека со "своим мнением", что никто не посягает на священную корову.

Среди "народных дружин" и "полиции", патрулирующих пространство и пресекающих любые попытки "много о себе думать" особое место занимают женщины. Революция в семье, после которой женщина начинает принимать решения, требовать от мужа нечто в ее понимании важное и нужное - это один из механизмов, с самого детства оскопляющий мужчин. Жизнь мужчины, воспитанного "сильной женщиной", а других нужно поискать, становится вечным "поиском вымени" и единственный источник самоутверждения сосредоточился в "материнском соске", к которому его допускают или не допускают, смотря на полезность в хозяйстве. Выросшие под присказку "опять двойка" воспроизводят этот тип отношений с миром и после выхода из-под власти матери.

В этом матриархате мужчины видят власть и властные отношения только в их грубой физической форме. Например, подчинения полиции уже не нравственной, а вооруженной. Подчинения в криминальных иерархиях, в которые уходят те, кто не может жить среди овощей. Впрочем, и криминальные иерархии перевернуты так  же, как иерархии в школьном классе. Пожалуй, единственной областью для мужчин, где возможна хотя бы в принципе иерархия, основанная на достоинствах, остается на сегодня спорт.

Обратной стороной этого запрета выступают гротескные самомнения. Если в обществе человек, принявший этот запрет, выказывает посредственность и отказ от высокого места в иерархии, то в его тайных мыслях любое достижение, сколь угодно малое и ничтожное, возносит его на вершину. Но только в мыслях. Чтобы выжить в таких условиях, требуется особое двоемыслие, которое позволяет полностью разделять свои инфантильные представления и реальный опыт. Собственно, эти люди и есть вечно невзрослеющие дети. Седые старцы с психологией подростка, внушительные мужчины с мыслями первоклассника.

Среда из таких людей делает возможным особого типа общество, в котором все иерархии перевернуты. Подлецы, глупцы и негодяи забираются по головам овцечеловеков наверх и блюдут главный запрет, за счет которого они смогли это сделать: запрет мужчинам относиться к себе серьезно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments