Dmitri (dedushka) wrote,
Dmitri
dedushka

воспоминание детства, "вохт"

В детстве было много вещей, которые меня поразили раз и навсегда. Одна из них "вохт". Это слово непроизвольно прозносил директор Эрмитажа Б.Б. Пиотровский. (Теперь в Эрмитаже хозяйничает его сын.) Пиотровский заикался и страдал заметным косоглазием. Речь его периодически пресекалась, и в отличие от обычного заикания, в его случае повторялась не часть слова, которую он пытался выговорить, а слово "вохт", иногда сдвоенное. В среде искусствоведов это объясняли кантузией (хотя Пиотровский, кажется, не воевал). Не помню, сколько мне было лет, но на тот момент я слабо себе представлял, что такое кантузия. Об Эрмитаже, однако, у меня было некоторое представление, и его директор, согласно этому представлению, должен был быть как-то особенно красив, умен и элегантен. Чувство стиля и красоты было у меня, сколько я себя помню. Сказать, что Пиотровский производил на ребенка комичное впечатление - не сказать ничего. Я с огромным трудом сдерживал смех, слушая его, а потом ушел от взрослых и долго хохотал. Мне было очевидно, что директор Эрмитажа не может так выглядеть и тем более не может говорить "вохт" через каждое предложение. Это детское представление о соответствии, надо сказать, я до сих пор считаю верным. Эллинская культура, во много непосредственная, была близка к подобным представлениям.

Уродство и красота, особенно в крайней степени, запоминаются одинаково сильно. Не было бы ошибкой считать, что в культурах, в которых табуировано обсуждение уродства, рано или поздно разрушается понятие красоты и гармонии (что, кстати, произошло с греческой культурой, по мере метисизации греков).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments